Мысль -это яд или лекарство?

Мысль – это яд или лекарство?

Человек заболел…Не важно, какова эта болезнь, не важен возраст больного, не важно то, что врач прописывает этому больному. Нет, конечно это все важно и имеет под собой определенные обоснования и научно установленные факты (в определенной мере).
Сегодня я хочу сказать не об этом – мысль. Возвращаемся к первому слову нашего разговора: «МЫСЛЬ».
В разных обстоятельствах лекарство может подействовать как яд: неверный диагноз, что случается до боли часто, не та доза (как часто аптечные работники работают в аптеках не имея должной подготовки и образования), не гармоничное взаимодействие с другим лекарством или фальшивое лекарство (что тоже сейчас сплошь и рядом в угоду сверхприбылям).
Слово также может оказаться ядом, и даже мысль; нет, не так – мысль и слово!…

Есть одна притча о яде, еще из давних времен.
“…В одной стране жили Мудрец и Завистник. Мудреца все уважали. Люди шли к нему с разными вопросами, прислушивались к его советам и ценили их. Завистник злился, потому что считал себя очень умным, но его почему-то никто не хотел слушать. Завистник часто бывал там, куда звали Мудреца, задавал ему каверзные вопросы, надеясь, что Мудрец не сможет ответить хотя бы на один из них и тогда он (Завистник) сможет блеснуть своим умом и знаниями. Однако сколько Завистник не старался, ему ни разу не удалось смутить Мудреца вопросом. Более того, с каждым днём авторитет Мудреца все возрастал.
Тогда Завистник решил убить Мудреца: если Мудрец умрет, тогда люди вынуждены будут обращаться за советами к нему – так думал Завистник. Лучшим способом избавления от врагов в те времена считался яд. Для такого дела Завистник купил перстень с тайником для яда и тренировался быстро и незаметно открывать тайник и высыпать из него яд. Он долго носил этот перстень, чтобы люди привыкли видеть его на пальце Завистника. Купил яд, заложил в перстень и ждал удобного случая.
В те времена Мудреца часто останавливали на улице и он вёл беседы, стоя под деревьями. Случалось, что хозяин ближайшего дома звал Мудреца в свой дом, чтобы самому послушать и принять участие в беседе.
Однажды беседа, начавшаяся с пустяка, продолжилась в доме состоятельного вельможи. Кто-то завёл разговор о ядах. Сначала Завистник насторожился, но потом решил задать каверзный, как ему тогда показалось, вопрос:
– Может ли слово оказаться ядом?
– Не только слово, но и мысль может стать ядом, – ответил Мудрец.
– Мысль? Каким образом мысль может убить? – удивился Завистник.
– Принесите два кубка и кувшин с водой, – попросил Мудрец.
– Налей воду в оба кубка, – обратился Мудрец к Завистнику, когда все это принесли.
Завистник выполнил просьбу Мудреца и ждал продолжения.
– Все видели, что в обоих кубках обычная вода. Я выпью воду из правого кубка, думая, что там чистая родниковая вода, и мне ничего не будет, – сказал Мудрец,
– Конечно, там ведь вода, а если будет яд? – усмехнулся Завистник.
– Даже если в нем будет яд, – уверенно произнёс Мудрец и продолжил. – Но если ты подумаешь, что во втором кубке яд, прежде чем выпить из него, то отравишься только от одной этой мысли.
– Не может быть! – воскликнул Завистник.
Все рассмеялись, а Завистник решил, что это удобный случай убить Мудреца. В тот момент, когда все были заняты обсуждением услышанного, Завистник незаметно высыпал яд из перстня в кубок Мудреца, и никто этого не видел.
– Что ж, – сказал Завистник Мудрецу, – пей, ты ведь думаешь, что там вода.
Мудрец поднял кубок и медленно выпил содержимое. Завистник смотрел и с каждым глотком ему казалось, что яд разливается по его телу – он был уверен, что Мудрец умрёт. К удивлению Завистника, Мудрец поставил кубок и улыбнулся.
– Теперь твой черед, – сказал Мудрец.
Завистник похолодел, он вдруг испугался, что ошибся кубком и высыпал яд в свой кубок. Все смотрели выжидающе.
– Там всего лишь вода, – кивнул Мудрец, – но ты уже думаешь, что там яд.
Завистник от страха весь покрылся испариной, но не хотел опозориться и дрожащими пальцами взял кубок. Едва отпив два глотка, он выронил кубок, схватился за горло и упал замертво…”

Многие слышали, что смертность от инфаркта, инсульта и рака очень высока. Есть люди, для которых эти слова равны слову смерть. Едва услышав такой диагноз от врача, они впадают в панику. Не будем сейчас говорить о морали, нравственности, необходимости таких поступков врача. Даже если врач ошибся, такого человека трудно переубедить. В таком случае мысль становится ядом. Едва услышав один из этих диагнозов, человек буквально оказывается в плену этой пагубной мысли и действительно проживёт недолго: очень многое здесь будет зависеть от самого человека и его окружения.
В моей практике случались истории, когда я говорил человеку, больному раком, что он может стать совершенно здоровым, но для этого необходимо что-то пересмотреть в своей жизни и относиться к своей жизни ответственно, именно самому!
И что вы думаете? Человек, находясь на пороге смерти выбирал жизнь с необходимостью большой, ответственной работы над собой или уход из жизни, но с возлаганием ответственности за этот уход на других людей?
Да, человек выбирал второе…
Найдутся такие, которые скажут: не так лечили. Дело не в этом. “Не так лечили!” относится тоже ко второму выбору.
Я знаю людей, которые принимают все в своей жизни с улыбкой. Не с улыбкой великомученика, но с улыбкой человека, искренне радующемуся каждому дню жизни. Оптимисту легче идти по жизни, ему легче переносить болезни.
Мысль может убить и может вылечить.
Если вы оказались в постели, то это не означает, что навсегда. Если кто-то, даже в шутку, скажет вам, что вы не встанете, не верьте этому человеку и, вообще, вычеркните этого человека из своей жизни – вас с ним не по — пути!.
Настройте свой организм на выздоровление. Чудеса происходят внутри нас. Наступит день, и вы не просто встанете, но и пойдёте гулять.
Не позволяйте плохой мысли стать ядом! Думайте о хорошем, чтобы эта мысль стала лекарством! Движение – жизнь, а движение мысли продлевает жизнь!
Верьте в себя, дорогие мои!

Ваш Сергей Коваленко

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.